Понедельник, 22 Октября, 2018 года
|
В Степанакерте:   +15 °C

«Мнение: Армении надо выбирать — или реформы, или союз с Россией». Владислав Иноземцев

«Мнение: Армении надо выбирать — или реформы, или союз с Россией». Владислав Иноземцев
582
Пятница, 03 Августа, 2018 года, 20:05

Произошедшие недавно в Ереване арест бывшего президента Армении Роберта Кочаряна и задержание с последующим освобождением под залог действующего Генсека ОДКБ Юрия Хачатурова могут стать поворотным пунктом в отношениях Армении и России. Хотя официальная Москва достаточно корректно отметила, что пост главы вполне бесполезной организации остаётся за Ереваном , сложно предположить, что в Кремле с большой симпатией относятся к новому армянскому руководству.

И причина тут не в том, что народные выступления, возглавленные Н.Пашиняном, разрушили схему «преемственности», которая наверняка рассматривалась в российской политической элите в качестве одной из основных для «увековечения» В.Путина, и уж тем более не в том, что преобразования в Армении серьёзно затронули интересы крупного российского бизнеса, который ныне сталкивается с вызовами куда более существенными – а в том, что армянские реформаторы покусились (и причём, вероятно, серьёзно) на самое «святое», что есть на постсоветском пространстве: на «естественное» право представителей власти воровать у народа, относиться к стране как к своей собственности, и оставаться при этом совершенно безнаказанными.

Подобная ситуация сформировалась не вчера, и – страшно сказать – даже не под влиянием В.Путина. Желание единолично распоряжаться богатствами новоявленных независимых государств было изначальным мотивом, стоявшим за действиями если не отдельных лидеров тогда ещё советских республик (кто может обвинить в этом, например, Станислава Шушкевича?), то за действиями их политических элит. И за первое постсоветское десятилетие «новый порядок» сформировался везде, а всё что было позже можно расценивать скорее лишь как его консолидацию. Политика стала эквивалентна деньгам, а во многих случаях – и криминалу. Россия на этом фоне выделяется только масштабом «захваченного» актива и своей преданностью соратникам, всё чаще обретающим в ней свою «вторую родину» (если я не ошибаюсь, это началось ещё с Асланом Абашидзе в 2004 г., а Виктор Янукович – явно не последний осевший тут изгнанник), но ничем больше.

Кремлёвская система «свой – чужой» безошибочно распознаёт врагов. Единственным, кого Кремль не может простить и никогда не простит, стал Микаел Саакашвили – и прежде всего не за войну в Осетии (от которой Москва только выиграла, получив повод для вторжения в Грузию), а за его радикальную борьбу с коррупцией и криминалом как у себя на родине, так и (с куда меньшими результатами) за её пределами. Даже Украина сегодня не воспринимается как угроза: истинные цели Петра Порошенко слишком понятны, методы работы его окружения тоже, а уж лидирующую ныне в президентских рейтингах «бабушку» украинской коррупции Юлию Тимошенко российские лидеры просто заждались. И на этом фоне новый армянский премьер, пусть и принимаемый чуть ли не каждую неделю в Москве или Санкт-Петербурге, «своим» не кажется. Москва разумно не обратила внимания (пока, по крайней мере) на метод его прихода к власти, но, боюсь, превращение Армении в нормально функционирующее, некоррумпированное государство с конкурентной экономикой и со сменяемой по понятной процедуре власти менее всего входит в планы Кремля. Москва может быть крайне заинтересована в сохранении политического и военного присутствия в Закавказье, и чем-то готова для этого жертвовать – но не подрывом той системы, которую она считает единственной из приемлемых для себя.
Связи с Россией (причём не только военно-политические, но прежде всего экономические) крайне важны для Армении, и в Ереване это, похоже, понимают. Их нужно пытаться сохранить, но не стоит надеяться на то, что честному политику найдётся место за тем «круглым столом», к которому он пока допущен. Сигнал, извещающий о появлении «чужого», звучит, может быть, пока не громко, но он давно достиг всех, кому был предназначен. В Москве ещё надеются на то, что Н.Пашинян «сведёт счёты» со своими врагами (это тоже в традициях постсоветской политики, и потому может считаться нормальным) и пойдёт по обычному для лидеров стран этой части мира пути. Но если этот вариант не входит в планы нового армянского руководства, ему стоит уже сейчас задумываться о будущем.

Мысли эти, как мне представляется, должны быть сфокусированы на двух задачах. С одной стороны, на максимально быстрых экономических реформах (так как наивно было бы предполагать, что проблемы страны исчерпываются только коррупцией: даже если искоренить монополии, на которых жирелиимпортёры бананов в страну, живущую на переводы граждан из-за рубежа, это не отменит ни значимости денежных трансфертов, ни зависимости от импорта), которые пока ещё не начались, и, видимо, до новых выборов не начнутся. С другой стороны, на отходе от модели этнического государства, когда руководители страны уповают на диаспору, а за рубежом встречаются практически исключительно с соотечественниками, достигшими успеха в бизнесе, науке или культуре (без того, чтобы в новую демократическую закавказскую страну поверили инвесторы всех национальностей, ей, увы, не выжить в современном мире). Удастся ли всё это новым руководителям Армении? Хочется верить. Но не стоит забывать, что в таком случае остаться «своими» для российской политической элиты у них почти наверняка не получится…